Прерванный голос… (лезгинский вариант ниже)

Мариф Кадимов -> Всем
Прерванный голос… (лезгинский вариант ниже)


      «Старый  арочный мост через глубокий овраг  на окраине  села  постепенно приходил  в негодность.  Мост в жизни сельчан играл большую  роль.  Основные сельские угодья – пашня, укосы, садовые участки и т.д.   находились на противоположной от села стороне оврага, поэтому мостом пользовались достаточно часто. По нему  проезжали машины, через него переходили лошади и телеги, груженные сеном. Даже большой сельский весенний праздник  – «Праздник цветов», на который стекается народ со всей округи, проводился на  альпийских лугах  на той стороне оврага.
Вот этому сооружению, имеющему  важное для сельчан значение, требовался  ремонт.  В последние несколько лет этот вопрос поднимали часто,  но по разным причинам его решение откладывали.


Как-то, в разгар сенокоса, груженная сеном лошадь, проходя в пасмурный день через  мост, поскользнулась.   Ее груз полетел вниз в ущелье, а сама бедняга еле спаслась,  повредив ногу. Это  событие заставило вопрос ремонта моста  поднять  еще раз. Люди на сходе высказали опасение, что очередное откладывание решения может обернуться еще большими  неприятностями. Потому на сходе договорились, ремонт и перестройку моста  начать ровно через две недели. Руководить работами поручили Шамилю, метко прозванному в народе «инженер Шамиль», за то, что он в любых общественных делах села, связанных с ремонтом дорог,  родников, коммуникаций, общественной бани и т.д., оказывался самым инициативным и активным. К его предложениям   всегда   прислушивались, потому что он хорошо разбирался в строительстве. Проект ремонта был разработан «инженером» еще год назад. Ничего нового он собой не представлял, старый мост был построен в свое время, качественно. Но время, а мосту, по всей видимости, было не меньше ста лет, свое дело сделало. Опоры с двух сторон прижались друг к другу, места под аркой для воды при обильных дождях не хватало, она переливалась через мост. Поэтому требовалась почти полная его перестройка.  По проекту «инженера Шамиля » определились и со всеми необходимыми работами, материалами и финансами.  Председатель сельского совета, сказал, что деньги на материалы выделит из сельского бюджета.

Прошли две недели. То, что нужно было срочно перевезти или перенести через мост,  народ, в основном,  уже перевез и перенес. В понедельник, с утра  Шамиль со своими помощниками приступил к работам. Они начали с разборки существующего  моста. Снимая  камни слой за слоем,  их собирали для повторного использования. Шамиль аккуратно вытаскивал камни из кладки, а помощники  их перетаскивали и тоже аккуратно складывали.
Сняв первые два  слоя,  вдруг он наткнулся на плоский, небольшой квадратный камень с какой-то надписью. Его охватило легкое волнение. Оглянувшись по сторонам, он заметил, что вблизи никого из помощников  нет. Шамиль вытащил носовой платок и протер камень. На нем выделилась красиво оформленная  надпись арабской вязью.  Подумав немного, он  постучал по камню пальцами подобно  врачу, который стучит по ребрам больного. По стуку он понял, что под камнем, где-то посередине   имеется пустота.
Он поднял руки, прочитал знакомую ему молитву, которая, как говорила ему в детстве мать,  помогает отогнать  шайтанов и попросил у Аллаха  удачи. Затем, он с  помощью кирки, осторожно, чтобы не треснул, поднял камень. В квадратном отверстии, размером чуть больше  спичечной коробки,  оказалась крупных размеров монета красно - желтого цвета. Он,  преодолевая охватившее его волнение, бережно взял  монету в руки и рассмотрел со всех сторон.
«Золотая, как пить дать!» - сказал он себе.  «Кто же тот человек,  который ее сюда положил и зачем он это сделал?»  - такая мысль мелькнула в его голове. «Очевидно,- подумал он,- ответ надо искать в надписи на камне». Тут к «инженеру» подошли помощники и  все по очереди стали рассматривать монету и каждый выражал свою реакцию. Кто-то стал на зуб пробовать, кому-то показалось, что вовсе это и не золото, а какой-то медный сплав, а кто-то стал завидовать вдруг разбогатевшему «инженеру»,…
        Камень с арабской вязью  не был тяжелым, и потому Шамиль  забрал его с собой в село, чтобы показать прихожанам сельской мечети. «Может, кто прочтет надпись?» - думал он. Он оставил находку во дворе мечети. Прочитать и перевести  арабскую вязь  постарались многие, особенно молодые.  Но перевод  сельского муллы, побывавшего несколько раз на хадже и, как говорили в селе,  в совершенстве знавшего арабский язык,  показался самым точным. После вечернего намаза, он перед всеми прихожанами прочитал и перевел надпись на камне.
А смысл ее состоял в следующем:  « Этот мост построен на мои средства в память моего отца, пусть Аллах упокоит его душу,  Гаджи Касума.  Под камнем лежит награда  тому, кто возьмет на себя труд и продлит  жизнь этому мосту.  Раб божий Абдуллах».                                                                      
Мулла от себя добавил: « Это голос наших предков из глубины веков! Вот они передают нам, что надо заниматься богоугодными делами и сами показывают пример. Шамиль, эта монета принадлежит тебе по праву. Ты заслужил это, своим активным участием во всех сельских общественных делах, будь то – подключение дополнительных источников к сельскому роднику или размораживание кранов, когда зимой внезапно ударили морозы и люди остались без воды, или же ремонт  дороги и так далее.  Надеюсь, со мной в этом согласны и остальные…».   После этих слов, по мечети прошелся одобрительный гул.    
        По селу мгновенно пронесся слух, что «инженер Шамиль» при разборке старого  арочного моста, нашел старинную золотую монету. «Такая монета может стоить несколько миллионов долларов», - рассуждал назавтра один молодой человек, в компании таких же молодых односельчан.    «Да ладно, - ответил другой,-  максимум, там грамм десять золота, а это на такие деньги не тянет». «А ты знаешь, кто такие нумизматы? Они ценят монету не по тому, сколько золота там, а по тому, когда и где она отчеканена!» - ответил первый.
        Шамиль продолжал перестраивать мост. После находки его помощники, при каждом удобном случае, начинали говорить на тему найденной монеты. А Шамиль избегал таких разговоров, он и сам усердно работал и от помощников требовал того же самого. Но голова его была занята тем, что сказал  сельский мулла. «Голос предков из глубины веков! Пример того, как  надо поступать нам!» «Ну, хорошо, - думал он,- я заберу монету и дострою мост. Пройдет еще лет сто. Обветшает наш мост. Будет его ремонтировать кто-то из наших потомков. А кто донесет до него голос нашего предка или наш голос? Имею ли я право из-за какой-то золотой монеты прервать этот, идущий из глубины веков прекрасный голос нашего предка, говорящий о достойном поступке достойного сына своего отца? Ведь, если я верну монету   мосту, то  это будет не только голосом наших предков, но и нашим голосом, голосом и моих помощников, сыгравших роль в его сохранении, это будет большой и мощный хор!»   Эти мысли, наконец, привели  Шамиля к решению, что он должен вернуть монету мосту. Что он и сделал. Втайне от всех, он вложил монету и камень с красивой арабской вязью в тело моста. Уж он то, «инженер Шамиль» знал, как это сделать, чтоб никто ни о чем не догадался.  Со временем, когда кто-нибудь из сельчан интересовался, куда же он дел свою находку, он говорил, что  переплавил  у ювелира и сделал красивые сережки для своего сокровища – внучки. Когда вырастет и соберется замуж, он их ей и подарит.
Прошел год. Каждый раз, когда Шамиль проезжал ли, проходил ли по мосту, он ощущал себя причастным к   великой, идущей сквозь толщу веков силе - духу предков. Приближаясь и прикасаясь к мосту, он заряжался энергией, от  которой он целый день работал, не зная усталости, от чего ему хотелось любить весь мир…
Этим злопамятным летним утром, он с товарищем шел косить траву. Путь на участок  проходил через мост. Когда они переходили через него, он вдруг заметил какие-то изменения,  будто кто-то разобрал невысокие перила моста в одном месте. И  именно в том крыле, куда он в свое время положил монету. Его охватило сильное волнение, но он решил дойти до конца и с другой левой стороны осмотреть место над аркой, где  должны были находиться монета и камень с арабской вязью. Его взгляду открылась, прорезанная каким-то мощным инструментом, безобразная дыра. И только теперь обратил внимание, что он все  это время шагал по разбитым и раскинутым по мосту кусочкам камня с арабской вязью. У него сильно  застучало в висках. Ему стало плохо. Язык стал заплетаться. Он ничего не успел  сказать. Но его товарищ быстро сообразил, что это с ним происходит что-то очень серьезное, поднял шум и на старенькой машине, вместе с сельским фельдшером, доставил в районную больницу.  Оказалось,  у него случился инсульт. После оказания первой медицинской помощи, его вертолетом  перевезли в Махачкалу. Там он целый месяц пролежал в неврологическом отделении РЦБ и получил полный курс лечения. А теперь, вот уже второй год подряд ездит в санаторий, продолжает курс реабилитации…»  
Эту историю несколько месяцев назад мне рассказал односельчанин Шамиля. Мне захотелось познакомиться с этим человеком с большой буквы. Я искал удобного случая, чтобы поехать к нему. Приехав, наконец, в село, я его, увы, уже  не застал.  Мне сказали, что прошло недели три как его похоронили.  Сопроводив меня попутчиком, показали дорогу на кладбище. С  фотографии на могильном камне  смотрел человек с большим лбом, наполовину прикрытым густой шевелюрой с проседью, с ясным и открытым взглядом…
На обратном пути с кладбища, я спросил у моего попутчика, как же все-таки грабители догадались, что  Шамиль положил монету обратно на место. Он ответил, что сейчас  некоторые молодые люди,  ходят по заброшенным аулам с металлоискателями и ищут потерянные или забытые кем-то драгоценности  под развалинами домов. «Скоро они додумаются и до того, что начнут  вскрывать  могилы своих предков, -  говорил он,- ведь только лишь выше нашего селения, в долине за перевалом, находятся девять заброшенных аулов. Так что, таким грабителям  ничего не стоило найти в каменном мосту золотую монету и  достать ее с помощью современных инструментов».
« Предание забвению, более того, преступный торг  традиционными,  проверенными  веками ценностями наших отцов и дедов - тревожный знак для нас. Шамиль – жертва на этом пути» - эти слова из пятничной проповеди сельского муллы кружились у меня в голове, уезжая из села.
*
 
*