О нашем селе Джаба пишут...

     Славная история селения Джаба, его великолепные люди, прекрасные пейзажи восхищают не только джабинцев. С любовью и уважением об этой местности вспоминают все, кто хоть раз побывал здесь.
     Заслуженный энергетик России, долгие годы возглавлявший махачкалинскую ТЭЦ, человек имеющий большой авторитет в республике, Эседула Ахмедов прожил в Джаба несколько лет. Эти годы оставили неизгладимый след в его памяти. Он с гордостью называет себя выходцем из этого села, хотя исторические корни связывают его с ахтынцами. Он пишет в своей книге «Теплоэнергоцентраль: моя жизнь и судьба» о джабинцах.
ИСКУССТВО ЖИТЬ С НАРОДОМ
Совершенно другой опыт я приобрел в селении Джаба, куда отец был направлен в числе тридцатитысячников, чтобы реанимировать отсталый колхоз имени Карла Маркса. Через всю жизнь я пронес теплое отношение к народу этого маленького лезгинского села, расположенного высоко в горах посреди альпийских лугов. Люди, живущие в нем, настолько уникальны, верны памяти предков и преданны традициям старины, что заслуживают пристального внимания специалистов к феномену джабинцев.
Я приехал в это село уверенным в себе мальчиком, прекрасно знающим все, что необходимо пацану моего возраста. Но оказалось, что мой опыт драчуна и хулигана из дербентского магала здесь никому не нужен. У моих сельских сверстников были совершенно другие представления о том, что должен знать и уметь каждый мальчик. В местный джентльменский набор входили умения ездить верхом, пасти овец и коров, косить траву, ловить силками куропаток. И еще многое другое, о чем я не имел ни малейшего представления.
Кроме того, здесь совсем не было мальчишеских компаний, к которым я привык в городе, – все мои сверстники помогали родителям и целыми днями работали. Очень скоро я почувствовал себя изгоем – мало того, что я ничего не знал и не умел, так еще и был сыном седры (этим тюркским словом называли в селе председателя колхоза). Единственное, что радовало меня, – мой резко повысившийся статус ученика: мои городские тройки и четверки в Джаба моментально обернулись твердыми пятерками, и я сразу же стал отличником.
Первое испытание ждало меня через пару недель после приезда в селение. Одноклассники с невинными лицами неожиданно поинтересовались у меня, не хочу ли я прокатиться на лошади.
Чутье сразу же подсказало мне, что ничего хорошего поездка мне не сулит. Но это же чутье предупредило меня и о том, что отказаться я не имею права, поскольку рискую на долгие месяцы остаться чужаком. Поэтому я презрительно сплюнул сквозь зубы (дербентский шик) и небрежно сказал: «Ведите сюда вашу клячу, так и быть – прокачусь».
Ясное дело, что привели мне норовистого скакуна, нервно перебирающего тонкими сильными ногами. Седла на нем не было, только уздечка. Пацаны помогли мне вскарабкаться на спину коня и хлестнули его прутом. Конь, словно подброшенный взрывом, бросился вперед, и началась бешеная скачка. Не помню, сколько времени она длилась. Знаю только, что к тому времени, когда я смог усмирить коня и научился управлять им, на копчике у меня образовалась кровоточащая рана, которая впоследствии несколько месяцев отравляла мне жизнь. Тем не менее,  первый экзамен, по общему мнению, я сдал успешно, и отношение мальчишек ко мне начало меняться. Кстати, впоследствии я очень полюбил ездить верхом и, бывало, часами гарцевал по окрестностям
селения.
В молодости все науки даются легко. К моменту моего отъезда из Джаба я знал и умел все, что знали и умели мои сверстники. Я научился косить, пасти скот, резать овец и снимать с них шкуры. В совершенстве освоил процесс изготовления ловушек для ловли куропаток, которые я устанавливал на их
тропах. Я ловил в капканы лисиц, пробовал ловить волков (тут я, признаюсь, не преуспел), изучил (правда, чисто теоретически) процесс производства овечьего сыра и многое другое, необходимое сельскому мальчику. Суровый горный климат закалил меня, тяжелая работа сделала сильным и ловким. Но самым главным уроком, усвоенным мной в Джаба, стало осознание себя частью своего народа, носителем славных традиций предков.
     СТАРИЧОК С ГОДЕКАНА
Центром жизни в Джаба, как и в других селах Дагестана, был годекан, на котором собирались все взрослые мужчины. Детей сюда не допускали, исключение было сделано лишь для меня, как сына седры. Затаив дыхание, слушал я рассказы о наших обычаях и традициях, о славном прошлом своего народа, и сердце мое наполнялось гордостью. Я понял там, на годекане, что в мире существуют две истории – мертвая и сухая школьных учебников и живая, хранящаяся в памяти народа. Практически каждый взрослый житель селения знал свою родословную и рассказывал истории, случившиеся с его предками, так, будто они происходили буквально вчера. Я жадно внимал им, стараясь запомнить каждое слово.
Сам я по большей части молчал. Когда же взрослые обращались ко мне, отвечал коротко, взвешивая каждое слово. Почему -то это неизменно вызывало дружный смех собравшихся. Когда я, обидевшись, поинтересовался, почему они смеются, мне ответили, что я, мальчишка, веду себя, словно древний старичок, привыкший думать над каждым сказанным словом. Так это прозвище приклеилось ко мне на весь период моей жизни в селении Джаба.
     В четвертом классе
Сегодня в моем рабочем кабинете на полках стоят книги, рассказывающие об истории лезгин, аварцев, кумыков, даргинцев. Из этих мозаичных кусочков я мысленно складываю историю родного края, живую историю легенд и преданий, которая мне намного интереснее сухой истории официальных учебников. Я будто снова мальчишкой сижу на годекане, вслушиваясь в разговоры взрослых. А перед глазами мелькают тени далекого прошлого…
Кстати, один из моих любимых рассказчиков на годекане дядя Шюкюр впервые в жизни напоил меня водкой. В Джаба и по сей день действует обычай, согласно которому взрослого, приглашенного на свадьбу, может и должен во время его отсутствия заменить кто-то из сыновей. Возраст сына при этом значения не имеет. Как-то отец уехал в командировку, брата дома тоже не было, и старшим мужчиной в семье на тот период оказался я. И поэтому
мне пришлось идти на свадьбу одного из сельчан. Было мне в то
время лет 12–13.
Как сына седры, меня усадили на почетное место. Рядом со мной оказался дядя Шюкюр. В какой-то момент протягивает он мне 100 -граммовый стаканчик водки и говорит:
– У такого сильного отца не может быть слабого сына. Выпей, Эседула, покажи нам свою силу!
Какой мальчишка устоит после таких слов! Взял я из его рук стаканчик и одним махом опрокинул. Смотрю, Шюкюр протягивает мне второй. Хлопнул и его. Через некоторое время чувствую, что со мной что-то не так. Все плывет перед глазами, руки и ноги не слушаются. Вышел я из-за стола и тихонько поплелся домой. Прихожу и говорю матери:
– Что-то мне плохо на этой свадьбе стало.
– Тебя, случайно, там водку пить не заставили? – сразу же
спросила она.
– Две рюмки выпил, – гордо ответил я, с трудом ворочая непослушным языком. Мать сразу же начала отпаивать меня простоквашей, и вскоре мне полегчало.
Урок этот я запомнил надолго, и, когда на очередной свадьбе, где мне пришлось снова замещать отца, мне протянули стаканчик водки, я твердо сказал:
– Меня один раз проверили, и я испытание выдержал. Я сильный, но пить не буду, мне не понравилось.
После этих слов от меня отстали и больше напоить не пытались.  

С праздником 8 марта!

671f79dcb527e5bc2bbf3180deeecb33.jpgДорогие женщины!
Поздравляем Вас с международным женским днем!
Желаем Вам счастья,здоровья, душевной красоты и, чтобы Вас
всегда окружали любовь и радость!
С искренними поздравлениями Администрация сайта.

Тема сообщения

живой интерфейс))) мне нравиться!!!

Тема сообщения

Предлагаю создать вариант сайта на родном языке.

Электронный адрес

Эл адрес, зарегистрированный для обмена информацией djabinci@yandex.ru

Пилидин къванер

0e0d0e9b51c9c3c2a1d5640e237af5cb.jpg
Кто знает почему они так называются